Share Next Entry
Рецензия на книгу Тимоти В. Райбак "Личная библиотека Гитлера"
kapitan_kenguru
Илья Домбровский
 
Рецензия на книгу Тимоти В. Райбак «Личная библиотека Гитлера. Книги, сформировавшие его жизнь» 

Часть 1
 
Скажи, что ты читаешь, и я скажу, кто ты. Можно составить верное понятие об уме и характере человека, осмотрев его библиотеку.
Л. Блан
 
К тому моменту, как у меня в руках оказалась «Личная библиотека Гитлера», я уже прочитал достаточно много литературы по истории Третьего Рейха, в том числе и несколько биографий Гитлера. Не относя себя к изощрённым «гитлероведам», наизусть помнящим день и час, когда юный Адольф в первые поцеловал девушку, я, тем не менее, считал, что знал о его жизни много. Однако, несмотря на количество прочитанного, мне всегда не хватало понимания его как личности. Ход его мыслей оставался абсолютно неуловимым.  И это не только моё мнение. По словам британского историка Иана Кершо Гитлер, как историческая личность, является одним из наиболее непонятных и непроницаемых для исследователей феноменов. Поэтому, когда я увидел книгу Райбака в магазине, меня сразу же заинтриговал подзаголовок: «Книги, сформировавшие его жизнь». Идея о том, что именно книги большей частью формируют взгляды людей меня посещала и ранее, а здесь мне за 13,50 евро предоставлялась возможность узнать про литературу, которая сформировала мысли и идеи человека, являющегося главным злодеем всех времён и народов. Да и вообще я тут же понял, что никогда не задумывался откуда взялся национал-социализм как идеология. Ещё как-то со школы осталось впечатление, что фашисты, с Гитлером во главе, откуда-то сами выдумали теорию про сверхчеловеков и высшую расу и тут же начали истреблять недочеловеков, особенно евреев. Ходили какие-то смутные слухи про то, что это взялось то ли из Шопенгауэра и Ницше, то ли вообще Вагнер своими контрапунктами навеял. В общем, всё почему-то подразумевалось само-собой, и вопрос, откуда же взялось такое злобное и кровожадное учение, как-то не задавался. Не то, что у нас - Адам Смит, Гегель, Маркс, Энгельс, Ленин, (Сталин), (Хрущёв), Брежнев. Все ходы записаны.
 
В своей книге Райбак дал ответ как раз на этот вопрос и даже позволил нам слегка заглянуть во внутренний мир вождя Третьего Рейха. Но всё по-порядку.
 
 
Библиофил
 
Гитлер запомнился всем больше как сжигатель, а как не читатель книг. В реальной жизни, однако, по многочисленным свидетельствам очевидцев, Гитлер был заядлым библиофилом. На момент его смерти в возрасте 56 лет его библиотека насчитывала около 16 тысяч томов, среди которых первые издания великих трудов философов, историков, поэтов и писателей. Гитлер утверждал, что он прочитывает одну, а то и больше книг за ночь. «Если кто-то даёт, то он должен и брать. Я беру то, что мне надо, из книг», - однажды сказал он. Известно, что он читал много и при этом обладал феноменальной памятью, прекрасно оперировал фактами и цифрами из давно прочитанных источников. .  Однажды вечером, прослушав застольную Гитлеровскую лекцию о сравнительных достоинствах произведений Шиллера и Гёте, Геббельс написал в своём дневнике: «Этот человек – гений!».
 
Гитлер считал «Дон Кихота», «Робинзона Крузо», «Хижину дяди Тома» и «Путешествия Гулливера» величайшими произведениями мировой литературы. Также он владел полным собранием сочинений Шекспира, считая его превосходящим Шиллера или Гёте во всех отношениях. (Как видим, литературным «ура-патриотом» Гитлер не был). Он часто цитировал из Шекспира, предпочитая «Юлия Цезаря» всем остальным пьесам великого британца.  Он любил Карла Мая, автора приключенческих романов, в том числе о Виннету, вожде индейцев, чьи подвиги впоследствии увековечила ГДРовская студия ДЕФА. Он цитировал из священного писания и обладал прекрасным изданием «Слова Господня». Однако там же на его полках (Гитлер всегда расставлял книги по полкам сам) стояли печально известный трактат Генри Форда «Международное Еврейство», «Германские эссе» Пола Лагарда, содержащие призывы к очищению Европы от евреев, а также выпущенная в 1931 г. инструкция по применению отравляющих веществ, включающая в себя главу, детально описывающую эффекты применения удушающего газа под название Циклон Б.
 
 
Aрхитектор в окопах
 
Своё описание библиотеки Гитлера Райбак начинает с обнаруженного им хорошо сохранившегося архитектурного путеводителя по Берлину, написанного известным тогда искусствоведом и критиком Максом Озборном. Гитлер приобрёл это красочно оформленное издание в 1915 году, воюя на Западном фронте.
 
Интересным здесь мне показался тот факт, что молодой человек, находясь в действующих войсках, тратит деньги на книгу, да ещё и об архитектуре, а не на открытки с дамами в интересных позах или на самих дам.
 
На самих дам Гитлер, похоже, не тратил денег и будучи в Берлине в отпуске с фронта. Свои два отпуска он провёл, осматривая музеи и изучая архитектуру города. Путеводитель при этом ему, видимо, весьма пригодился. Макс Осборн, известный искусствовед, в своей книге пространно критиковал Берлинский «новострой» девятнадцатого века и призывал вернуть Берлину первоначальные прусско-спартанские дух и чистоту. Мог ли подумать молодой ефрейтор Адольф Гитлер, что в не таком уже далёком будущем он будет тем, кто попытается воплотить в жизнь мечты Макса Осборна? Макс Осборн был евреем, и, как следствие, его книги, несмотря на наличие таковых в библиотеке самого Фюрера, запретили в 1933 году. Осборн, слава богу, выжил, бежав в США. На месте дело его продолжил сам Фюрер. Архитектура была его страстью и по многочисленным свидетельствам Гитлер продолжал заниматься уже бесполезными архитектурными проектами по приданию Берлину нового имперского облика вплоть до самых последних месяцев существования Третьего Рейха.
 
 
Пер Гюнт
 
Среди книг из библиотеки Гитлера, доживших до наших дней, Райбак обнаружил и полуразвалившийся экземпляр с надписью посвящением «моему дорогому другу» (S.L. Freund). Не так много людей могли называть Гитлера другом, а уж тем более «дорогим». Одним из немногих, считавших это возможным, был Дитрих Эккарт, талантливый писатель, издатель, законченный алкоголик, морфинист и яростный антисемит. Он купил Гитлеру первое пальто, он первым прокатил его на самолёте, он впервые привёл его на спектакль в Берлинском театре и он представлял его в кругу своих влиятельных знакомых фразой: «Этот человек есть будущее Германии. Когда-нибудь о нём будет говорить весь мир». На дворе был 1921 год и Эккарт вручил свою книгу, сценическую адаптацию «Пер Гюнта» тридцатидвухлетнему Адольфу. Почему Райбак остановился именно на этой книге? Не только потому, что Эккарт катал Гитлера на самолёте, и покупал ему модную одежду. По личному признанию Гитлера, Эккарт оказал огромное влияние на его эмоциональное и интеллектуальное взросление. Именно под его влиянием, в том числе и как издателя антисемитской литературы, Гитлер начал по-настоящему ненавидеть евреев. Впоследствии Гитлер называл Эккарта «полярной звездой» национал-социализма.
 
А познакомил их не кто иной, как Антон Дрекслер, основатель Национал-социалистической рабочей партии Германии и автор брошюры «Моё политическое пробуждение. Из дневника немецкого рабочего-социалиста». Прочитав эту брошюру в 1919 году, Гитлер, по собственному признанию, обнаружил в ней много идей, созвучных его собственным ещё не до конца оформившимся мыслям о вредном влиянии евреев на все стороны жизни Германии. Через несколько дней после знакомства с этой брошюрой Дрекслер пригласил Гитлера стать членом партии, на одном из собраний которой он позже и познакомит его с Эккартом.
 
По собственному признанию Гитлера, до встречи с Эккартом антисемитизм не играл важной роли в его жизни. В школьные годы антисемитские высказывания, слышимые им время от времени, приводили его в ужас и внушали отвращение. Впоследствии в Вене, где Гитлер впервые столкнулся с «еврейским вопросом», он разрывался между врождённой терпимостью и впервые посетившим его чувством неприязни к евреям. Именно тогда, кстати, он купил первые антиеврейские памфлеты, однако они не произвели на него впечатления. Они показались ему «антинаучными».
 
Лишь под воздействием «научных» идей и «серьёзной» литературы, поставляемых Эккартом, гитлеровский антисемитизм приобрёл «интеллектуальную» основу. Дабы укрепить веру своего ученика, Эккарт даже писал книгу под названием «Беседы». Она осталась неоконченной, т.к. Эккарт покинул сей мир раньше, чем смог порадоваться «успехам» своего ученика (Эккарт умер в 1923 году). В этой книге в форме диалога между учителем и учеником, наподобие Сократовких бесед, излагались многочисленные обвинения в адрес еврейства. Еврейство даже обвинялось во всех грехах католической церкви. Так, продажа индульгенций называлась «сугубо еврейской практикой», евреи обвинялись в организации крестовых походов, стоивших Германии шести миллионов жизней и так далее. И всё непременно заканчивалось призывами очистить Германию не только от синагог и еврейских школ, но и от самого «еврейского духа».
 
Однако, вернёмся к «Пер Гюнту». Ведь именно на этой пьесе Эккарта из коллекции Гитлера остановил своё внимание Райбак. Как ни удивительно, даже, а, может быть, не «даже», а «именно» эта книга была подарена Эккартом Гитлеру с сугубо воспитательной целью. У Эккарта к тому моменту было опубликовано больше двадцати пьес, романов, поэм, эссе и так далее. Выбор был большой. Даже очень тогда известный «Лорензаччо» , в котором, кстати, именно Эккарт ввёл в оборот термин «фюрер», он подписал и подарил не Гитлеру, а его младшей сестре Пауле. В чём же секрет «Пер Гюнта»?
 
Эккарт впервые прочитал «Пер Гюнта» в 1911 году, в возрасте 44 лет. На тот момент он был писателем-неудачником без гроша в кармане, ночевавшим на скамейках в берлинских парках. Смерть отца, наследство и внезапный литературный успех круто изменили судьбу Эккарта. Буквально за год он стал известным и обеспеченным. Ему казалось, что судьба героя Ибсена - Пер Гюнта чем-то напоминает его собственную. Ему казалось, что события из жизни Пер Гюнта: потерянный палец, сумасшествие (Эккарт попадал в психбольницу из-за морфия) и многое другое,– напоминают его собственную, странную, полную взлётов и падений жизнь. Даже тот факт, что Ибсен задумал «Пер Гюнта» в 1867 году, в год, когда родители зачали самого Эккарта, казался ему преисполненным мистического смысла. То есть эта книга была для Эккарта больше, чем книгой, и факт её дарения Гитлеру был жестом, можно сказать, интимным.
 
В произведении Ибсена описан молодой человек, покидающий свой дом ради того, чтобы стать «королём мира». По пути он предаёт, разрушает, убивает, соблазняет, лжёт и мошенничает, только с тем, чтобы в результате вернуться домой в старости ни с чем, разбитым и потерянным. Лишь Сольвейг (в переводе «путь души») остаётся ему верной, прощает его, и в её руках он, наконец, находит покой и пристанище. В своей интерпретации Эккарт сделал особый акцент на последней сцене, сцене прощения, где с Пер Гюнта как бы смываются все грехи и он снова предстаёт перед зрителями молодым душой и телом. Тем самым Эккарт как бы подчёркивал то, что какие бы мы не совершали проступки на пути к владению миром, в конце пьесы героя всегда ждёт неизбежное прощение и очищение. Гитлер был на спектакле вместе с Эккартом и постоянно в течение всей оставшейся жизни, вспоминал об этой постановке.
 
«Пер Гюнт» был подписан и подарен Эккартом Гитлеру 22 октября 1921 года. Именно в этот день Гитлер выпустил меморандум, в котором, он окончательно провозглашался единоличным лидером партии, где предписывалось создать «секретную службу», предшественницу гестапо, а также основание партийного архива с тем, чтобы увековечить историю нацистского движения.
 
По странному, или для кого-то закономерному, совпадению, Гитлер закончил свой собственный поход по трупам к владению миром всего через двадцать лет. Сломленный духом и телом он ушёл в мир иной в компании своей собственной Сольвейг,  Евы Браун.
 
 
Его Борьба
 
Среди уцелевших книг из личной библиотеки Фюрера заметное место занимают различные издания его легендарной «Майн Kампф». В этой книге изложены взгляды ещё относительно молодого, но уже радикально настроенного будущего рейхканцлера. Райбак в своей книге попытался разобраться в том, из каких источников, имеющихся в его библиотеке, Гитлер черпал вдохновение при написании «Майн Kампф».
 
Как известно, после мюнхенского путча Гитлер был заключён в Ландсбергскую тюрьму. Сам он описывал это время как «высшее образование за государственный счёт». Там же он начал писать первый том «Майн Kампф», задуманного сначала как брошюра о «сведении счетов» с политическими противниками. Впоследствии брошюра преобразилась в толстую брошюру под рабочим названием «Четыре с половиной года борьбы с ложью, глупостью и трусостью». Толстая брошюра, в конце концов, разрослась до размеров толстой книги, в которой будущий Фюрер рассказал свою биографию, а также изложил взгляды на буржуазию, еврейство, марксизм, германскую революцию, большевизм и национал-социалистическое движение.
 
Отто Штрассер, один из ранних соратников Гитлера, считал, что изначально первоисточником многих идей были книги известных антисемитов Хьюстона Стюарта Чемберлена и Пола Лагарда. Не факт, что Гитлер их все читал. Большинство идей он, скорее всего, подчерпнул из разговоров с Эккартом. Однако известны книги, которые Гитлер точно имел в своей библиотеке и наверняка к тому моменту прочитал. Например в «Майн Кампф» сильно заметен интеллектуальный след книги «Расовая типология германских народов» Ханса Ф.К. Гюнтера, рьяного проповедника расовой чистоты. Эта книга была издана в 1923 г. и была подарена Гитлеру её издателем - Фридрихом Леманом. Уже упоминавшееся «Международное еврейство» Генри Форда послужило другим вдохновителем гитлеровского опуса. Сама копия немецкого перевода «Международного еврейства» в остатках библиотеки не сохранилась, однако достоверно известно, что Гитлер обладал заветным двухтомником и неоднократно на него ссылался, называя Форда своим вдохновителем. Одно время у него на стене даже висел портрет Форда.
 
Хвастаясь своим образованием в тюрьме за государственный счёт, Гитлер, тем самым, обнаружил непонимание важности настоящего, серьёзного образования. Недостатки образования будущего вождя  отразились не только в псевдо- или даже низко-интеллектуальном содержании написанной им книги, но и в многочисленных лексических, пунктуационных и грамматических ошибках. Гитлеру было уже 35, а он всё ещё писал es gibt вместо es giebt  (аналог английского there is), то бишь не знал, как пишется одно из наиболее часто встречающихся слов в родном немецком языке (тогда правильным было писать именно es giebt, сейчас правила поменялись). Таким образом, прежде, чем выйти в свет, рукопись Гитлера претерпела множество правок как содержательного, так и грамматического характера, сделанных соратниками «узника совести». Наиболее заметной, наверное, будет поправка, которую сделал Макс Аманн, издатель книги – он предложил изменить первоначальное название книги («Четыре с половиной года борьбы с ложью, глупостью и трусостью»), на всем известное «Mein Kampf» («Моя Борьба»).
 
Рецензии на изданную книгу были уничижительными. Эпитеты, начиная от «политического самоубийства» и заканчивая сомнениями в психической нормальности автора не являлись при этом редкостью. Даже в правых кругах книга не была встречена с восторгом. Альфред Розенберг, будущий главный идеолог НСДАП, даже обыграл название книги в своей рецензии, назвав её «Sein Krampf» - («Его Судорога»). В партийных кругах ходили шутки, что тот, кто первый прочитает книгу от корки до корки, получит вечер бесплатного пива.
 
Несмотря на такую, более чем прохладную, встречу, Гитлер тут же начал раздаривать подписанные экземпляры книги направо и налево. К моменту публикации первого тома, он уже вовсю работал над вторым, который появился в 1926 году и содержал, в основном, политические рассуждения, в том числе о «жизненном пространстве» и «вреде еврейства». Если первый том был встречен критикой, то второй был просто проигнорирован и критикой и публикой. За первый год было продано всего 700 экземпляров.
 
Не всем известен факт, что на этом Гитлер-писатель не остановился. После выхода первых двух книг он планировал написать и издать ещё одну книгу, посвящённую, в числе прочих, его фронтовым воспоминаниям. Эта книга должна была быть нацелена на широкую публику и в ней Гитлер, по собственному признанию, мечтал реализовать свои амбиции стать настоящим писателем. Гитлеру очень нравились книги Эрнста Юнглера, описывающие войну в героических красках. Даже заголовки типа «В стальных грозах» или «Огонь и кровь» очень импонировали Гитлеру, всегда, насколько известно, склонному к героизации войны. В гитлеровской копии «Огня и крови» есть даже карандашные пометки, сделанные рукой будущего вождя. Гитлер, как и Юнглер, считал кровопролитие чем-то облагораживающим и возвышающим. В Юнглеровских абзацах, описывающих, как сердца и души становятся тверже, а человеческий дух превращается в сталь, он слышал отголоски своих собственных идей о войне. Единственное место, где он поставил знак вопроса, был абзац, в котором Юнглер утверждал, что на поле боя сходятся прежде всего индустрии противостоящих государств. Победит, считал Юнглер, в конце концов, та сторона, которая знает, как произвести больше, дешевле, качественнее. Гитлер, напротив, считал, что победит прежде всего сильный духом. Поставленный Гитлером напротив этого абзаца знак вопроса можно, наверное, считать одним из самых ранних роковых предзнаменований тех решений, которые приведут Гитлера и Германию к разгрому.
 
Tретий том Гитлеровской эпопеи так и не был издан. Время Гитлера всё больше занимала собственно политика, и, скорее всего, коммерческие перспективы издания были настолько неясными, что Макс Аманн вряд ли горел желанием инвестировать в ещё одну непродаваемую книгу.
 
На этом потуги Гитлера на писательской стезе закончились. Сам он в беседах со своим адвокатом и будущим гяуляйтером Хансом Франком признавался, что не может сосредоточиться, при написании книг. Завидуя писательским способностям Муссолини, Гитлер говорил «Ich bin kein Schriftsteller» («Я не писатель»). При этом Гитлер сильно не расстраивался, считая себя человеком дела, а не слова. Он даже как-то сказал, что если бы он в 1924 году знал, что станет рейхканцлером, он никогда бы не стал писать «Майн Кампф».
 
Но книга – не воробей…
 
(продолжение следует) 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

?

Log in

No account? Create an account